~ Нефритовый лес :: Башня ворона :: Осколки Хрустального зелкала ~

Нефритовый лес
Врата волка | Башня ворона | Рысье озеро | Карта Леса
ОленЪя тропа | Раздача слонов | Долина единорога

...
Осколки Хрустального зелкала

. . .

Девочке снился сон. Она шла по замку, ступая босиком по тёмно-серым плитам пола. Это был грубо отёсанный камень, из таких же мрачных блоков были выложены стены, с которых на девочку смотрели пронзительные голубые глаза прежних хозяев этого безжизненного великолепия. Она не чувствовала ни холода, ни тепла, хотя в этом не было ничего удивительного, ведь это только сон. Хель - так её звали.

Миновав длинную галерею, она оказалась в просторной зале. Точнее, не просто просторной. Бесконечной. Кроме той стены, в которую чернеющей бездной врезался вход в галерею портретов - Путь Шёпота, как её называли прежде, - Хель не могла различить ни стен, ни потолка. Залу пронизывали восьмигранные колонны, которые терялись в сизом тумане на высоте в несколько десятков футов. Эта комната была похожа на лес поздней осенью, когда голые стволы деревьев едва ли могут заслонить собой дорогу, но нужная тропинка всё равно теряется в нескольких шагах. Только деревья не так равнодушны к человеку, как камень колонн, молча взырающий на ребёнка, дерзнувшего нарушить вековой покой.

Хель сделала несколько неуверенных шагов и остановилась. Она не знала, не помнила дороги дальше. Каждую ночь девочка приходила сюда, и её путь обрывался на этом самом месте. Пол здесь был гладким, словно стекло, но без отражений, его покрывал мягко шелестящий белый песок.

С противоположного конца комнаты подул ветер. Он приближался постепенно, поднимая песок и заставляя песчинки переплетаться в загадочном узоре танца. Наконец эта серебристая стена ветра и песка достигла девочки, и она поняла, что снова падает куда-то вниз. Теперь, после нескольких лет, она уже не боялась. Так было всегда. Утром она проснётся у себя в комнате, и о сне напомнят только блестящие песчинки, запутавшиеся в густых тёмных волосах.

И это повторялось каждую ночь. И повторится сегодня.

Нет. Сегодняшний сон был другим. Хель снова стояла на том самом месте и ждала ветра, но что-то изменилось. Кто-то невидимый был здесь рядом с ней, смотрел на неё. И почему-то казалось, что он повсюду.

Неожиданно для себя Хель поняла, кто это был. Колонны, они смотрели на неё придирчивым, оценивающим взглядом. И тут она услышала это. Шуршание песка вдруг начало приобретать форму слов. Сначала они были похожи на упорядоченную хаотичность морского шума. Но потом порыв слов пролетел мимо Хель, коснувшись плеча, и исчез позади неё в том коридоре, из которого она вышла несколько минут назад.

"... она ... готова ..." - таким был ответ, слетевший с бледных тонких губ тех... людей, что были заключены кистью и красками в тяжёлые кованые рамы картин. В этот момент она поняла, куда нужно идти. Вернее, вспомнила. Словно какая-то её часть всегда знала правильную дорогу, но до сих пор спала.

Девочка шла вперёд, проходя мимо величественных колонн из белого мрамора с серебристыми трещинками. Шла уверенно, как будто по давно знакомому ей заброшенному саду.

Казалось, она идёт уже несколько часов. Проходя мимо очередного столба, Хель вдруг почувствовала липкий холодный страх. "а что, если она не сможет вернуться?" Она дрожала, прижавшись к влажному от тумана камню, затаив дыхание. К ней медленно возвращалась память. Настоящая память. Её родители не случайно назвали девочку именем богини загробного мира. От них ничего не зависело. Это было предначертано, потому что она была частью этого мира, мира сумрака, серебра, вампиров и Зеркал.

Хель продолжала путь. Теперь у неё появилась Цель, пока ещё не принявшая очертания Смысла, но это было не важно.

Всё чаще стали встречаться поваленные колонны, почти невидимые под песком, камни или обломки стен, статуи забытых богов. Пока вся зала не превратилась в руины. Когда-то очень давно здесь оборвалась чья-то жизнь. Хель даже не пыталась вспомнить, чья, сейчас это ещё не имело значения.

Перед ней была арка, позади которой виднелись неясные очертания другой комнаты. Хель вошла. Здесь царил полумрак, не было видно ни окон, ни других дверей. По углам комнаты лежел песок, с потолка свисали обрывки тёмно-бордовых драпировок. Справа от входа в углу что-то излучало мягкий мерцающий свет. Девочка пошла на этот свет, зачарованно наблюдая за переливами голубовато-стального пламени, оттеняющего бесцветный песок. Она споткнулась и упала, инстинктивно выставив вперёд руку. В следующий момент её ладонь пересекла ярко-алая линия горячей крови. Хель смотрела на руку, по которой стекала тонкая струйка жизни. Потом опустила взгляд и увидела то, ради чего восемь лет приходила в этот сон.

Осколки Хрустального зеркала тускло светились в песке. Хель подняла один из них и заглянула в его глубину. Это было его воспоминание. Роща белых деревьев, Лабиринт над оврагом. По двум его дорожкам бежали две девочки лет шести. Их чёрные волосы развевал ветер. Зима. Перила лабиринта покрывал иней. Та девочка, что бежала по крайней дорожке, поскользнулась на заледеневшем снегу и упала в пропасть. Несколько секунд спустя оттуда вылетел ворон.

Хель взяла следующий осколок. Чёрно-фиолетовые грозовые тучи медленно летели по небу, величественно, спокойно и неумолимо. Внизу на этом мрачно-великолепном фоне метались золотые осенние деревья.

В тертьем осколке она увидела чёрного кота. Он лежал в профиль, благородно прикрыв глаза и едва заметно прижав уши. Почему-то глядя на этого бархатного зверя, Хель видела человека; с высоким лбом, выразительными янтарно-зелёными глазами, греческим носом и тонкими губами, на которых застыла задумчивая, надменная улыбка. Его хотелось погладить по густой мягкой шерсти... только вот он этого не хотел.

Четвёртый осколок Зеркала. Весь день шёл дождь, и теперь - ночью - стёкла окон покрывали сотни капель. Луна превращала их в яркие или едва заметные звёзды на бездонном ночном небе. Хель зачарованно смотрела в Зеркало и видела в небе его глаза, такие же, как её...

Девочка брала осколки один за другим, вспоминая его... несмерть.

Вечерний лес; стая белых Волков собралась на совет...

Кладбище; фигура в плаще и их вой...

Плач ребёнка; женщина, его мать, толкает сына в Зеркало; она лежит на полу с серебряным лезвием в спине; её мать...

Тусклый красный свет из единственного окна...

Хель проснулась. Без крика, без слёз, только чувствовала, как внезапное одиночество сдавливает горло холодными длинными пальцами. На подушке лежит лунный свет, как в том окне. Красное окно. В башне северного крыла замка есть красное окно. Ей всегда запрещали ходить туда... говорили, что там живёт вампир. Только теперь она хотела его увидеть.

Хель вышла в низкий коридор, стены которого были обмазаны серой глиной. В правой стене на равном расстоянии были ниши, в которых стояли едва оплывшие свечи. Они горели, но это нисколько не удивило девочку, как и то, что она не отбрасывала тени.

В конце коридора Хель увидела чёрную дубовую дверь, обшитую серебром. Замка на двери не было. Девочка коснулась дерева... и оно превратилось в пыль. Она вошла в открывшуюся комнату, ступила в красный луч лунного света, увидела Зеркало, наполовину прикрытое чёрным шёлком. Перед Зеркалом лежал осколок. Тот, о который Хель порезала руку; на нём ещё осталась кровь. Её кровь. А внутри на стекле медленно растекалось фиолетовое пятно его крови, пока не заполнило весь осколок.

По Зеркалу текли фиолетовые капли, собираясь внизу рамы и стекая на пол.

Хель подошла и прижала руку к гладкой поверхности хрусталя. Вампир... её брат... лежал там и смотрел на неё.

...Ветер перебирал чёрные перья её крыльев и блестел на клыках. Она летела по дорогам Зазеркалья, пока оно незаметно менялось от силы Сестры Ночи.

Вампир едва уловимо улыбнулся.

. . .

Контакты:


Гостевая книга
Дневник
E-mail

Если вы хотите использовать какие-либо материалы с этого сайта, пожалуйста, свяжитесь со мной.
Keila ©